Информационный сайт ГК "Tangara"
Адрес:

https://t.me/TheTangaraNews
___________________________________________

2022 год  Сентябрь (September; Septiembre; 九月; سبتمبر)

Главная \ Контент-анализ \ Идеология ли рационализма? Или война на Украине как конфликт цивилизаций.

Идеология ли рационализма? Или война на Украине как конфликт цивилизаций.

Идеология ли рационализма? Или война на Украине как конфликт цивилизаций.

«Cogito ergo sum» -«Мыслю, следовательно, существую» 

 "Источником знаний может служить только разум человека"

Рене Декарт

 Валерий Морозов

                            Глобальный кризис и конфликт цивилизаций

Охвативший мир кризис является более глубоким и системным, чем любой экономический и общественно-политический кризис, происходивший до этого в истории человечества. Этот кризис не вызван классовыми противоречиями, идеологическим противостоянием, борьбой элит за влияние, территории или богатства. Все это, включая экономические и идеологические противоречия, общественно-политические расколы, национальные конфликты и столкновения элит, лишь сопутствующие и производные составляющие основного и более глубокого кризиса, в который погрузился мир в начале XXI века.

Этот небывалый глобальный кризис вызван конфликтом цивилизаций.

Кризис в отношениях и взаимодействиях основных цивилизаций мира многосложен и происходит одновременно в разных измерениях и проявляется в разных сферах жизни. Основной конфликт между цивилизациями происходит в форме борьбы за равноправные позиции в системе международных отношений и против доминирования в мире западной цивилизации. В эту борьбу вступили русская и китайской цивилизации, а также поддерживающие их цивилизации бывшего третьего мира, в частности, индийская, иранская, арабская и активно формирующаяся латиноамериканская.

Этот конфликт протекает неравномерно, вовлекая в борьбу отдельные народы и государства, которые находятся в буферных зонах. Некоторые из них стремятся, а некоторые вынуждены присоединяться к одной их противоборствующих сторон, некоторым удается избегать пока вовлечение в конфликт.

Происходит активное формирование цивилизационных блоков, стремящихся занять место в новой архитектуре международных отношений, которое позволило бы им не только сохранить независимость, но и получить большее влияние на принятие решений и развитие международных отношений.

Некоторые цивилизации проходят переформатирование и системный внутренний кризис. Например, русская цивилизация, или так называемый «русский мир», который одновременно с борьбой против доминирования западной цивилизации, проходит свой внутренний кризис, вызванный его расколом в результате развала СССР на составные части, каждая из которых за тридцать лет создала свой организационный политический центр и государственную идеологию, в основе которой, что характерно для многих из постсоветских государственных образований, лежат рационализм и национализм, и борьба этих осколков российского и советского прошлого нарастает, приобретая жестокие формы конфликтов, бунтов, столкновений, вплоть до войны, как мы видим сейчас на примере Украины и России, Азербайджана и Армении, а также государств Средней Азии.

И все-таки, наиболее важную роль в переформатировании мира и международных отношений играет борьба основных цивилизаций, прежде всего западной, во главе которой стоят США, стремящиеся провести необходимую и вынужденную перестройку мира, сохранив своё доминирование в мировой экономике и международных отношениях, сохраняя Западом созданную систему международных отношений на основе своей ментальности и идеологий, против поднявшихся и требующих равноправия и претендующих на роль опорных цивилизаций в новой архитектуре международных отношений Китая и России, которые стремятся

 изменить систему международных отношений, выработать новую, с учетом интересов всех мировых цивилизаций в равной степени.

Именно с анализа конфликта Запад – Россия, ставшего главной ареной гибридной войны цивилизаций, вылившегося в открытый военный конфликт на Украине и грозящего перерасти в третью мировую полномасштабную войну, я хотел бы начать эту серию статей.

                                                Что стоит за борьбой Запада и России?

В течение пяти веков западноевропейская цивилизация подчиняла мир, другие цивилизации, доминировала и выстраивала в своих интересах не только архитектуру международных отношений, но и внутренние общественно-экономические и политические системы в других цивилизациях и государствах.

С конца XVI века в мире началась эпоха роста и доминирования западноевропейской цивилизации, которая к концу XIX века достигла полного доминирования на всех континентах, за исключением Российской империи, хотя и на русскую цивилизацию Запад оказывал весь этот период возрастающее воздействие, прежде всего через международную политику, связи элит, в том числе родственные, торговлю, культуру и науку.

Благодаря своим цивилизационным особенностям, прежде всего моральным стандартам, менталитету, Запад получил неоспоримое лидерство в мире, захватив контроль над всеми великими цивилизациями, в том числе Китаем, Индией, Арабским Востоком. Неподконтрольной Западу к началу ХХ века оставалась русская цивилизация, но и она находилась под значительным и возрастающим влиянием Запада.

С конца XIX века произошел качественный скачок, резкий рост влияния западной цивилизации в России, в том числе за счет заимствования российской элитой западных форм государственного управления, западно-капиталистических форм финансовой системы, в том числе банковского сектора, а также организации производства, торговых и страховых структур и услуг, и самое главное, за счет распространения западных теорий общественного и экономического развития, левых революционных идей, в том числе марксизма и социал-демократии.

В 1917 году русская цивилизация, которая в тот момент являлась последним могучим соперником Запада, была взята под контроль. Октябрьский переворот, названный впоследствии социалистической революцией, совершенный по лекалам теории марксизма, которая рассматривала общественные и экономические отношения с точки зрения классовой борьбы, определяла модель будущего человеческого общества как бесклассовое коммунистическое общество всеобщего равенства, обеспечивающее полностью потребности человечества по принципу «от каждого по способностям, каждому по потребностям» и обозначавшая путь развития человечества через диктатуру пролетариата, рабочего класса, интересы которого совпадали с интересами общества в целом, привел к диктатуре в России не столько пролетариата, сколько западноевропейской общественной мысли, а таким образом и западной цивилизационной модели.

Однако, создание на территории Российской империи первого государства, которое начало строить общество по теории марксизма, и попытка превращения русской цивилизации в часть западноевропейской цивилизации, создало глубокое противоречие внутри этой самой западной цивилизации. Победитель получил своего могильщика, терминатора, ибо марксизм и построенное на его идеях социалистическое государство создавалось для уничтожения старого строя в Западной Европе и Северной Америке, который и породил западную цивилизацию.

ХХ век стал веком борьбы двух составных частей западной цивилизации: старой капиталистической системы и созданной как ее продолжение, но и как ее отрицание социалистической системы, которая, по Марксу, должна была уничтожить своего родителя и объединить мир в бесклассовое общество, лишенное частной собственности и обеспечивавшее всеобщее равенство.

Социалистическое государство, СССР, сумело не только отстоять свою независимость, не только совершить рывок в культуре, образовании и здравоохранении народа, создать самый мощный оборонный и научный комплекс, победить в мировой войне, но и расширить свое влияние на мир, в том числе на другие цивилизации, потеснив западноевропейскую цивилизацию и лишив ее доминирования в большей части мирового сообщества. В результате мир разделился по классовому, общественно-экономическому и идеологическому принципам на мир социализма, капитализма (или старую западноевропейскую демократию) и развивающийся мир.

Однако, русская цивилизация не исчезла, как не исчезли другие великие цивилизации, в том числе китайская, индийская и арабская. Более того, попытки создать социализм на совмещении идей западноевропейского коммунизма с нравственными основами и принципами организации и функционирования русского мира, в том числе русской Православной церкви и других религий на территории СССР, дали толчок к качественно новому развитию русской цивилизации, вовлекая и втягивая в нее другие народы, проживавшие на этой территории.

Этот процесс получил название «создание советского народа». Фактически, русскими по менталитету стала значительная часть каждой из более ста наций и национальностей, проживавших на территории Российской империи, а затем Советского Союза.

Почему так получилось? Потому что значительной составляющей процесса социализации, коммунизации народов СССР стало внедрение общинных форм, в том числе коллективных хозяйств, артелей, кооперативов, а также, особенно в период реформ Николая Косыгина, и государственных предприятий, работа которых велась на основе идей коллективного владения и коллективного управления собственностью, даже в условиях, когда реальное право распоряжения и управления принадлежало партийным и государственным бюрократам.

                                 Причина неудачи коммунистического эксперимента в России

Основная причина неудачи коммунистического эксперимента лежала не в слабости марксистской идеи и не в силе, стойкости или правильности капитализма и западной демократии как системы управления государством и обществом, а в том, что при строительстве социалистического общества и государства в России коммунистические лидеры и бюрократические элиты опирались на западноевропейские принципы общественного и государственного строительства, по сути своей капиталистические.

Они блокировали процесс обобществления производства и государственных структур, который лежал в основе марксизма, поиск новых идей, в том числе направленных на развитие марксизма, а также проведение экономических реформ и развитие форм организации производства и общественной жизни, традиционных для русской цивилизации.

Отвергнув устаревшие и тормозившие развитие России и ее народов, ставшие оковами элементы и структуры государственной системы царской России, большевики увлеклись идеями Запада и не стали опираться на традиции и опыт русского народа, хотя Ленин, увидев «полный запор» военного коммунизма, принял в качестве фундаментальных, главных, системных элементов нового социалистического государства два элемента, которые отражали именно русские цивилизационные принципы: Советы как систему общественного и государственного управления и кооперативы как наиболее обобществленную, а значит социалистическую, и перспективную форму собственности и организации производства. Это выразилось в его формуле «Социализм – это Советская власть плюс кооперация всей страны». Именно о кооперации и обобществлении государственных форм управления были его последние мысли и статьи…

                                   О различиях между Западной и Русской цивилизациями

Было еще одно противоречие, присущее первому социалистическому государству, которое стало причиной срыва и неудачи коммунистического эксперимента в России. Это было противоречие между системой, построенной на классовом и групповом владении собственностью, недрами, богатством, средствами производства, а также управлении общественными организациями, который лежал в основе марксизма, и общинной системой организации и жизни большинства населения не только дореволюционной России, но и Советского Союза.

Русская цивилизация основана на общинной структуре общества. Причем русская община была территориальной, а не родовой, и именно эта территориальность определила и сформировала менталитет и характер русской цивилизации. Все, кто готов был стать членом общины, независимо от национальности, могли получить место и равные права в общине.

Именно русские крестьяне-общинники составляли на протяжении всей многовековой истории России свыше 90% населения Древней Руси, Российской империи, а затем и Советской России. Лишь в конце 1920-х годов структура российского населения начала быстро меняться. В результате индустриализации и политики, направленной на развитие и усиление рабочего класса, а также создания нового партийного и государственного аппарата за счет привлечения рабочих и крестьян, в Советском Союзе доля крестьян-общинников резко начала сокращаться. Крестьяне становились рабочими, инженерами, поэтами, писателями, учителями, военными. В начале 1960-х годов доля крестьян-колхозников и работников кооперативов и артелей снизилась до 50% общей численности населения СССР. Однако, несмотря на политику Коммунистической партии, основанной на марксистских догматах, общинный менталитет большинства русских сохранялся и передавался последующим поколениям.

Члены русских крестьянских общин на генетическом уровне избегали резкого обострения конфликтов. Отношения в общине, основанные не на частном, а на общинном владении землей и общинном пользованием лесами, недрами, реками и озерами, заставляли общинников жить на основе мира и взаимопомощи внутри общины, избегать конфликтов, а при возникновении противоречий быстро находить приемлемые участникам конфликта компромиссы.

Разбросанность деревень-общин на огромной территории, покрытой лесами, оторванность от крупных городов и удаленность делали общины-деревни возможной добычей для отрядов грабителей и внешних захватчиков, и это создало особый склад характера. Для русского, конфликт, создающий угрозу существованию общины и жизни общинников, не может быть разрешен компромиссом. Результатом конфликта может быть только уничтожение противника или гибель общинников.   

Западноевропейская цивилизация основана на менталитете соперничества, борьбы за свои интересы, на инициативности, активном поиске новых возможностей и вариантов развития, инновационности. Западная демократия предполагает отстаивание и жесткую защиту своих интересов с самого начала возникновения любого конфликта. Конфликт является приемлемой формой поиска возможностей, он развивается резко и нарастает до предела. Однако, когда создается угроза того, что потери в ходе конфликта могут значительно превысить любые возможные приобретения в случае победы, европейцы и американцы начинают поиск компромиссов, которые потом оформляются в законы и правила, которые регулируют и блокируют подобные конфликты в будущем.

Таким образом, для европейско-американской цивилизации компромисс является естественным результатом конфликта, а для русского компромисс является естественным способом разрешения конфликта на его начальной стадии. Для русского конфликт заканчивается уничтожением одной из сторон конфликта. Для европейцев и американцев компромисс создает основу дальнейшего развития и является естественным финалом конфликта…

А теперь вернемся к современному конфликту цивилизаций и рассмотрим этот конфликт на примере войны на Украине, и прежде всего, этой войны как проявления конфликта менталитета и идеологий, которые доминируют и определяют решения и действия Запада, Украины и России, хотя сами российские элиты до сих пор считают, что у современной России идеологии нет…

                                         Неизбежная глобализация войны

В первой части  я предложил читателям рассмотреть войну на Украине как проявление глобального кризиса, в основе которого лежит конфликт цивилизаций. Именно этот конфликт, -глобальный, мировой, системный, — влияет на ход войны на Украине, как и на все связанные с ним другие события и процессы, определяя их направленность, последствия и результаты, часто вопреки желаниям тех, кто их планирует и воплощает.

Охвативший мир системный кризис вызван противоречиями между основными цивилизациями, прежде всего западной во главе с США, с одной стороны, и другими цивилизациями, в том числе китайской, русской, индийской, латиноамериканской и арабским миром, которые поднялись в своем развитии до такого уровня, что осознали свою способность положить конец доминированию Запада в мире. Инициаторами этого процесса выступили Китай, который опирается на свою финансовую и экономическую мощь, и Россия, единственная страна в мире, которая может уничтожить Запад.

Другие цивилизации, решившиеся «тихо», не особо афишируя, присоединиться к Китаю и России, поняли, что в мире возникает второй центр силы, и они тоже имеют возможность поучаствовать в его создании и выстроить систему взаимоотношений в мире с учетом своих интересов.

Этот неформальный блок цивилизаций потребовал от Запада изменений архитектуры международных отношений, предоставления всем равных гарантий безопасности и равноправия в выработке и принятии решений, которые касаются судеб мира.

Передовым отрядом со стороны восставших выступила Россия, которая, открыто поддержанная Китаем, потребовала от США и НАТО отойти от своих границ и признать территорию бывшего СССР российской зоной влияния и ответственности.

Накопив военный потенциал и получив преимущества в некоторых видах стратегических вооружений, Владимир Путин решил, что Россия готова выдвинуть жесткие требования, а затем, когда эти требования были отвергнуты, применить «военно-технические меры», то есть пойти на вооруженный локальный конфликт с целью не только продемонстрировать свою решимость и способность бороться за свои права, но и гарантировать себе позицию одного из лидеров во вновь создаваемом центре управления миром.

Конкретным предметом раздора между Россией и Западом стала Украина, с ее разделенным народом, часть которого, значительно возросшая за годы независимости, разделяла националистическую идеологию, выступала за дальнейшее отделение от России и присоединение Украины к западной цивилизации, а другая часть сохраняла русскую цивилизационную идентичность, желала остаться в русском мире и воссоединиться с Россией.

Начав «военную специальную операцию» как локальный конфликт, призванный сменить режим Зеленского на пророссийский и заставить Запад отказаться от планов вхождения Украины в НАТО, от использования украинской территории для размещения западной военной инфраструктуры, в том числе баз и ударных ракетных комплексов, Кремль не сумел выполнить задуманное.

Локальным конфликт не получился, ибо «спецоперация», которая была частью глобального конфликта цивилизаций, не могла избежать расширения и глобализации. Именно мировой характер цивилизационного конфликта определил судьбу локальной «спецоперации», какие бы планы ни строили в Кремле.

                                                             У каждого свой крест и ад

К конфликту, который Москва задумывала как локальную «спецоперацию», Запад и Украина оказались подготовлены больше, чем это представлялось и изображалось Кремлю и лично Путину российскими спецслужбами, политическими и военными аналитиками.

Запад и Киев годами готовились к неожиданному и более неприятному для Кремля варианту развития конфликта. Они готовились к затяжной и кровопролитной войне с Россией, и они готовились к этому пятнадцать лет. И все эти годы Москва этого не видела или не желала видеть

Причем, цели и возможные результаты этой войны в Киеве и в западных столицах видели по-разному.  

Киев рассчитывал на тяжелую «перемогу», то есть на кровавый и длительный конфликт, который должен закончиться победой над раздавленной санкциями и взорванной изнутри Россией, а если  не получится, то Киев рассчитывал заключить с Москвой мирный договор, по которому придется отдать России Крым, но вернуть Донбасс и получить настолько масштабную экономическую, политическую и финансовую помощь и моральную поддержку всего мира, что оставшейся прозападной и подконтрольной Зеленскому Украине можно будет после подписание договора с Москвой легко вступить в НАТО и ЕС, получить небывалый толчок своему развитию и занять одно из важнейших и центральных мест в новой Европе и в западных военно-политических союзах… А потом вернуться к конфликту с Россией и попыткам вернуть Крым…

И самое главное, авторитет Киева и Украины настолько бы повысился как в самой России, так и в других бывших республиках СССР, что Киев мог бы стимулировать развал РФ, а затем стать новым центром объединения русской цивилизации, «русского мира» и превратить Москву в один из локальных, провинциальных центров новой Руси…

Таким образом, военное столкновение Украины и России, кроме глобального имело еще и внутрицивилизационное измерение. Оно должно было определить судьбу русской цивилизации, «русского мира».

Запад, со своей стороны, понимал, что шансов на победу у Киева почти нет, что в итоге войны режим Зеленского будет свергнут. В лучшем случае, Киеву удастся подписать мирный договор, по которому Россия заберет под свой контроль не только Крым и Донбасс, но и, возможно, значительную часть Украины, включая Киев, а в оставшейся части Украины будет создан режим, который не позволит Украине стать членом НАТО или ЕС.

Однако, этот вариант США, ЕС и НАТО устраивал, потому что в ходе украинско-российской войны появлялась реальная возможность сменить режим в Москве и убрать Путина. И даже если бы режим Путина и выдержал, не развалился на противоборствующие кланы и региональные элиты, а Путину удалось бы сохранить свою жизнь, то Россия должна была быть истощена войной и экономическими санкциями, а по итогам войны получить разоренную, лишенную промышленности и погрязшую в долгах кровоточащую и ненавидящую русских Украину. И Россия была бы окружена напуганными бывшими советскими республиками, элиты которых еще больше бы стремились интегрироваться в западные политические, экономические и финансовые структуры.

В свою очередь, по итогам войны, США получали укрощенную и ослабленную Россию, сплоченные и подконтрольные Вашингтону союзы, прежде всего, НАТО и ЕС, прошедшие перевооружение и готовые к борьбе с Китаем, и главное, возможность под себя выстраивать новую архитектуру международных отношений, наращивать свое влияние на постсоветском пространстве и держать в подчиненном состоянии другие цивилизации и народы, а в случае необходимости в долгосрочной перспективе готовиться к новому раунду противостояния с Россией и Китаем. Таким образом, США обеспечивали сохранение на длительное время однополярного мира.

И здесь я хотел бы выделить три аспекта:

  1. Россия и Запад рассматривали предстоящую войну как локальный конфликт, тактическую операцию, не имеющую перспективы перерасти в крупный региональный конфликт, в который будут втянуты США и страны НАТО, а тем более в мировую войну.
  2. Нынешнее расширение конфликта происходит вопреки их планам и против их ожиданий, но найти способ остановить углубление и развитие конфликта, не признавая своего поражения, они пока не способны, предпочитая повышать ставки и надеясь сохранить контроль над боевыми действиями.
  3. Одновременно, Россия и Украина, несмотря на разницу в понимании, видении и планировании конфликта, решают сейчас свои стратегические задачи, определяя дальнейшую судьбу «русской цивилизации». Внутри цивилизационный характер войны предопределил жесткость и упорство боевых действий и существенно ограничивает возможности Запада влиять на дальнейший ход боевых действий и избежать его дальнейшего втягивания в прямое столкновение с Россией. 

                                        Не верь украинцам, власть обещающим                                            

Главным достижением Украины и Запада на первом этапе, точнее, в преддверии спецоперации, был сам факт того, что им удалось втянуть Путина в конфликт как инициатора и агрессора, а также заставить Кремль поверить в то, что украинские элиты, ВСУ, спецслужбы, большинство народа, особенно в русскоговорящих регионах готовы перейти на сторону России и поддержать вторжение российских войск, а также войск ДНР и ЛНР, и освободиться от идеологии радикального национализма, отбросив «бандеровцев» от власти.

Это позволило Западу, который имеет неоспоримое преимущество в средствах и возможностях разведки, в аналитике и информационно-пропагандистской сфере, представить Россию в мировых СМИ как агрессора, несмотря на то, что Россия постаралась выстроить юридически оформленное обоснование для вторжения Украину: Минские договоренности не выполнялись, восемь лет республики Донбасса подвергались бомбежкам и блокаде, эти республики провели референдумы и заявили о своей независимости, они обратились к России с просьбой о признании их независимости, Россия признала их независимость и подписала с ними договоры о взаимной помощи, бомбардировки и нападения со стороны Украины не прекратились, более того, имелась информация о готовившемся нападении ВСУ на ДНР, ЛНР, что давало право России встать на защиту республик Донбасса и начать спецоперацию.

Однако, об этом говорили и писали только российские СМИ, и даже они это делали только на российскую аудиторию. В мире практически никто не знал о бомбардировках в течение восьми лет городов и деревень ДНР и ЛНР, о том, что за этот период от действий украинской армии погибли почти пятнадцать тысяч «сепаратистов». Об этом в мире ничего не слышали, и даже РТ и Sputnik об этом молчали, словно они являлись филиалами CNN или BBC, а не пропагандистскими органами Кремля.

Таким образом, за счет неэффективности, неспособности, информационной прозрачности и продажности российских элит, прежде всего тех, кто отвечал за украинское направление и зарубежную пропаганду, а также тех, кто многие годы участвовал в распиле денежных потоков из России в Украину, западные спецслужбы, им ея огромное преимущество в информационном поле, смогли не только представить Россию агрессором, а Путина «злодеем», парией, неприкасаемым, с которым приличному человеку, тем более политику, не следует иметь дело, но и организовать такую встречу российским войскам, которая могла нанести им существенный  ущерб, спровоцировать массовый протест внутри России и уронить авторитет Москвы ниже американского плинтуса. 

Однако, слабости и ошибки России в информационной сфере имели цивилизационные причины.

Россия рассматривала Украину как «свою» временно потерянную территорию, а большинство украинцев как братский народ, который временно находится под властью украинских националистов и Запада и который неизбежно вернется в «русский мир». Российская пропаганда была ограничена своим подходом, своим мировоззрением. Она могла критиковать только украинские власти и настраивать народ России только против правящей элиты в Киеве, но народ Украины критиковать или проявлять к нему неуважение было нельзя.

Более того, при всем напряжении отношений между Украиной и Россией некоторые кланы в элитах двух стран продолжали сотрудничество и совместное управление проектами и финансовыми потоками. Российской пропагандистской машине нужно было действовать осторожно, чтобы не затронуть их интересы.

Украинские властные элиты и большинство украинцев, выросших в годы независимости Украины, уже разделяли националистические взгляды и рассматривали Россию и русских как врагов, соперников, война с которыми не просто вероятна, но и неизбежна. Главным лозунгом Украины после Евромайдана и государственного переворота стал переработанный и дополненный лозунг ОУН: «Слава Украине! Смерть ворогам!» И «ворогами» после 2014 года стали русские.

И тут я опять считаю нужным выделить несколько важных аспектов:

  1. Если Украина и Запад готовились к открытой и кровопролитной войне с Россией, и на это была нацелена внутренняя и внешняя информационно-пропагандистская работа, то Россия настраивалась и готовилась к поглощению и возвращению Украины и ее народа под свое влияние.
  2. Информационная война, в которой на первых двух этапах неоспоримо победили Украина и Запад, носила для Киева, Вашингтона и стран НАТО тактический характер, то есть была рассчитана на скоротечный конфликт, который должен был продлиться не более полугода. Для длительного конфликта, в котором Украина, а следовательно, и Запад могут проиграть, информационная война не была рассчитана, и такой она остается до сих пор.
  3. Кремль, не имея возможности соперничать с Западом в информационном поле, сосредоточился на информационной обработке населения внутри России и в Украине.
  4. До сих пор Кремль не нашел ни возможностей, ни соответствующих кадров, которые бы сумели добиться выхода на мировое информационное поле. Исключение, как это ни удивительно, составляют независимые блогеры, которые прорываются в Youtube и доводят информацию до зарубежных журналистов и политологов, готовя почву для информационного прорыва в случае достижения Россией неоспоримого преимущества в войне.

Несмотря на все эти планы, уже на первом этапе всё и для всех пошло не так, как было запланировано, и провал планов участников вооруженного конфликта был предопределен разностью в оценках ситуации, намерений противников, непониманием цивилизационных различий не только между русскими и западными европейцами и американцами, но и между русскими и украинцами.  

                                                 «Никто не ожидал, что в России все так плохо»

26 апреля я присутствовал на мероприятии, организованном Defence and Security Forum (DSF), и мероприятие это проходило в Navy and Army Club в Лондоне. Мероприятие проводилось по правилам Chatham House Rule, которые обеспечивают анонимность обсуждений. В СМИ информация о мероприятии обычно не передается, однако участники могут использовать полученную информацию, не раскрывая источники. Однако, президент Defence and Security Forum (DSF) Леди Ольга Мейтленд разрешила мне не только опубликовать информацию об этом мероприятии, но и назвать основных выступающих.

Леди-Ольга-Мейтленд

Фото: Леди Ольга Мейтленд

Основным выступающим был генерал Николас Картер, занимавший до 2021 года высшие посты в британских вооруженных силах, в том числе начальника Генерального штаба. Именно он в годы перед войной на Украине руководил планированием и подготовкой к войне со стороны Великобритании и НАТО. Тема его выступления была сформулирована так: «Уроки войны между Россией и Украиной».

Генерал-Николас-Кларк

Фото: Генерал Сэр Николас Картер

В мероприятии участвовали британские военные, политики и политические аналитики, бывшие офицеры высшего командного состава, а также военные атташе Украины, Польши, Турции и некоторых других стран. Вел дискуссию бывший министр иностранных дел и министр обороны Великобритании Малькольм Рифкинд, который считается лучшим министром иностранных дел Великобритании за всю историю и который когда-то «нашел» Михаила Горбачева, еще до его избрания Генеральным секретарем ЦК КПСС, и рекомендовал его британскому премьер-министру Маргарет Тэтчер не просто как перспективного советского руководителя, но и как «лучшего кандидата на выбор советского лидера». Именно с этого началась внешнеполитическая карьера Горбачева…

Малькольм-Рифкинд

Фото: Сэр Малькольм Рифкинд

Однако, о Горбачеве в тот день никто не вспоминал. Говорили о России и российской армии. И главное, что сказал генерал Картер и что меня поразило, хотя я и предполагал услышать нечто подобное, было замечание, которое звучало так:

«Мы не были готовы, не предполагали и не догадывались насколько российская армия и командование, а также всё политическое руководство окажутся не готовыми к проведению военной операции. Мы не могли даже вообразить, насколько руководство операцией окажется неэффективным и дезорганизованным…»

На основе выступления генерала Картера и замечаний остальных участников обсуждения, у меня сложилась следующая картина событий, как ее увидели и восприняли западные политики и военные, активно участвовавшие в подготовке, а затем наблюдавшие за ходом операции и пытавшиеся понять, что же произошло в Кремле, Москве и в российской армии, и эту картину я постараюсь описать своими словами…

В течение нескольких лет перед Владимиром Путиным выстраивалась и рисовалась картина, которая показывала не только разочарование украинского народа в режиме Порошенко — Зеленского, но и чуть ли не зависти и любви к России, уважения лично к Путину. Финансовые потоки, которые шли из России, еще больше укрепляли связи украинской элиты с Россией, воодушевляли ее на союз с Москвой и создавали, как они убеждали Кремль, надежный фундамент для будущего перехода власти от «группы наркоманов» к пророссийским кланам.

Частью этой картины были данные о том, что западные структуры не просто заходят и подчиняют политические и государственные, а также бизнес структуры Украины, но и пытаются поддержать и даже нарастить военный потенциал Украины, хотя это и не приносит пока значительного результата. Тем не менее, они толкают Киев к конфликту с Россией и к агрессии в отношении Донбасса и Крыма, и дело идет к тому, что Украина настолько нарастит совместные с Западом силы, а Запад настолько подчинит себе Киев, что война против Донбасса станет серьезным испытанием для России, и Москве надо начинать первой, как и говорил Путин, «меня жизнь в Ленинграде научила, что, если драки избежать нельзя, надо бить первым». «Вы, как всегда, правы Владимир Владимирович!»

Все эта кампания дезинформации Кремля шла в течение всех восьми лет. Главное в этой картине было скрыто, и скрыто было то, что многое из того, что называлось целями Киева и Запада, в реальности были не целями, а уже происшедшим, реальностью.

За картиной, которая представлялась Москве, скрывалась другая, где наращивание возможностей украинской армии и спецслужб на несколько порядков превышала тот уровень, о котором сообщали в Кремль. Запад контролировал СБУ и ВСУ, политические и информационные структуры были скоординированы и подготовлены к войне, укрепрайоны и засады подготовлены, цели пристреляны, действия спланированы, вооружения прошли модернизацию и накоплены, боевой состав обучен, обстрелян, идеологически и психологически подготовлен…

Особенно отличались от реальности сведения о техническом состоянии как украинских спецслужб, так и ВСУ, где уровень модернизации бывшей советской техники, ее насыщенности техническими средствами, в том числе, например, обеспечение специальной техникой (связи, ночного видения и так далее) танков, БТР, БМП, беспилотными летательными аппаратами, на порядок превышал те сведения, которые доходили до Кремля.

В итоге, состояние, уровень подготовки украинской армии в первые дни войны стали неприятным сюрпризом для российского командования.

Однако, на Западе тоже видели не реальную картину, но близкую к той, которую видели в Кремле, то есть подретушированную и подкрашенную паркетными генералами в Министерстве обороны РФ, ФСБ, а также кормившейся на Украине группировкой чиновников в Администрации Президента, Правительстве и Госдуме, и обслуживающими их всех кремлевскими пропагандистами.

На Западе считали, что и российская техника и вооружения также проходят глубокую модернизацию, что армейские подразделения насыщаются самой современной техникой, о которой вещали российские официальные СМИ и которую показывали на парадах. Запад считал, что российские подразделения готовятся к предстоящей операции в Украине, что те подразделения российской армии, которые войдут на территорию Украины, будут специально отобраны и подготовлены, получат специальную технику и оборудование, а также самое современное вооружение.

Эта картинка складывалась в том числе благодаря активному информационному обеспечению проводимых учений, парадам и бодрым реляциям командования Путину, в том числе в ходе учений, которые активно проводились российской армией, под личным руководством министра обороны Шойгу, поднаторевшим на десятилетиях показов и презентаций в МО, а до этого в МЧС.

В итоге, западные спецслужбы и командование украинской армии были удивлены и приятно поражены тем, что уровень подготовки, управления и технического обеспечения российской армии оказался на порядок ниже, чем самые осторожные и пессимистические в отношении России оценки западных спецслужб.

Подразделения не были специально отобраны, состояли в основном из призывников срочной службы, а операция оказалась не проработана и не спланирована, а если и спланирована, то на уровне специалиста по презентациям, ни дня не служившего в армии. Причем, слабейшим звеном оказался высший уровень командования вооруженными силами, планирования и управления спецоперацией…

На основе того, что говорили Картер и другие британские военные аналитики, у меня сложилась следующая картина начальной стадии самой «спецоперации».

Путина убедили провести специальную операцию, показательно эффективную, основанную на опыте проведения спецоперации «зеленый человечки» и «призывники» в Крыму в 2014 году, скорректированную в соответствии с современными условиями и масштабами, которая должна была быть проведена небольшими силами, ограниченным контингентом, в сжатые сроки, с минимальными потерями с обеих сторон и ограничена по целям.

Командование и управление спецоперацией, к великому удивлению Запада и Киева, было поручено паркетным генералам ФСБ и Минобороны, а также никогда не достигавшим реальных результатов, подконтрольных Западу и Киеву, легко читаемым кураторам Украины в Администрации Президента. Как отметил генерал Картер, американские и европейские военные специалисты и руководители спецслужб впервые столкнулись с таким высоким уровнем дилетантизма, что поначалу не могли в это поверить.

Они не могли поверить, что для проведения военной операции не был создан командный центр, штаб управления. Они не могли поверить, что военная операция оказалась под командованием не военного специалиста, не боевого генерала, который имел опыта командования военными операциями. Они не могли поверить, что подразделения, которые должны были участвовать в операции, к ней не были специально отобраны и подготовлены, что они пошли на территорию противника, не понимая, что должны делать, без отработки деталей операции, имея в своем составе новобранцев, срочников, призванных по призыву несколько месяцев назад. Многие из военнослужащих считали, что идут на очередные учения…

Они не могли поверить, что военнослужащие и их командиры, вплоть до генералов, не были обеспечены специальными средствами связи и пользовались незащищенными линиями и телефонами, которые легко все могли быть отслежены, зафиксированы, прослушаны и использованы для определения мест расположения и их уничтожения…

Они не могли поверить, что можно было, фиксируя мобильные разговоры, уничтожать не только солдат, но и командиров, вплоть до генералов… «Даже разведчик был уничтожен», — сказал генерал Картер.

Я не смог выяснить, о ком именно он так сказал. Думаю, что это было сказано об одном из высокопоставленных сотрудников ФСБ, который участвовал в операции и был в составе первого эшелона, который двигался на Киев или Харьков. Этот генерал ФСБ  вез флаг России, который он намеревался водрузить на одном из главных зданий в столице будущей Украины, он был выслежен украинской военной разведкой и уничтожен, «shot», как сказал британский генерал…

Также уничтожены были многие вертолеты с элитными десантниками, которые вылетели «толпой» в расставленную ловушку, получив задачу захватить аэродром под Киевом…

Так были уничтожены и колонны танков и БМП, которые двинулись без прикрытия, без огневой поддержки, предварительной артподготовки и ударов по позициям противника. «Они просто шли колонной по дороге, с которой нельзя было свернуть или съехать, и их расстреляли как мишени», — так описал картину происходившего генерал Кларк…

Казалось, что это был полный провал России, полный провал Кремля… И это был провал.

Но 26 апреля, слушая генерала Картера, я вспомнил другое подобное же мероприятие, которое произошло в конце февраля, в первые дни после вторжения, когда те впечатления и та информация, с которыми поделился генерал Картер, были мне неизвестны, но некоторые участники уже знали некоторые детали провального вторжения. Тогда меня поразили радость и воодушевление, царившие в Лондоне, в том числе среди украинских дипломатов. Они знали о провале «спецоперации», о тысячах убитых российских солдатах, сотнях уничтоженных танков, БТР, БМП вертолетов и самолетов.

26 апреля, через два месяца после начала вторжения, радости и воодушевления среди участников дискуссии, включая военных атташе Украины, Польши и Турции, не было. Все было серьезнее и выглядели озадаченными…

                                                                                                                            Непредсказуемая русская глупость              

«Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью». 

Отто фон Бисмарк

Как оказалось, русскую глупость тоже надо правильно использовать, а для этого ее надо понять, оценить и просчитать последствия. И самое главное, надо правильно на нее среагировать. Западные политики и аналитики никогда этого делать не умели. Слишком значительная цивилизационная разница в менталитете между европейцами и русскими…

Западные лидеры и военные не ожидали, что российские войска будут не готовы к вторжению в Украину, что положенное по всем законам военное командование войсками будет отсутствовать, паркетные генералы возглавят спецоперацию, готовясь водружать флаги, получать от Путина ордена и звания, а самое главное должности и поляны для кормления своих кланов…

В результате, все оценки и подготовленные на Западе, в том числе в Вашингтоне, решения оказались также глубоко ошибочными, как и провальная подготовка Москвы к вторжению в Украину. Более того, по своим последствиям ошибки западных политиков и их советников оказались намного более болезненными для мира, в том числе для самого Запада, чем ошибки Кремля при планировании вторжения в Украину.

Запад исходил из того, что спецоперация продлится от нескольких дней до нескольких недель, максимум месяц. Поэтому США и НАТО на начальном этапе отказались оказать Киеву военную поддержку, в том числе в поставках летального оружия. В результате, Запад оказался не готов к оказанию военной помощи Украине, когда уже понял необходимость этой поддержки, и понадобилось значительное время и немалые усилия, чтобы наладить поставки.

Второй ошибкой стало авральное введение экономических санкций, которое было абсолютно непродуманным по своим последствиям. Эти санкции дали толчок к росту цен на нефть и газ, зерновые и удобрения, что привело к росту цен в мире, а многие народы поставило на край голода, и дало России дополнительные доходы.

Санкции привели к блокировке счетов и аресту состояний не столько тех, кто поддерживал Путина, сколько тех, кто ориентировался в жизни на Запад и был финансовой основой прозападной колонны в России, а также тех, кто побежал из России за рубеж.

Санкции нанесли удар экономике прежде всего Европы, а затем и США, и дали возможность российскому бизнесу заполнить освободившуюся после ухода западных компаний нишу в российской экономике, которую держали и контролировали западные корпорации.

И самое главное, санкции разорвали зависимость российской финансовой системы от Запада. Последствия этих санкций мир будет переживать еще долго…

(Ход санкционной войны я проанализирую в отдельной серии статей)

Однако, не только ошибки при введении санкций были причиной изменений настроений на Западе в конце марта, через месяц после начала операции.

Эйфория закончилась с окончанием первой фазы войны. До Кремля дошло, что спецоперация, в том виде, в каком она планировалась и началась, была большой ошибкой. Путин это понял, а генералы, — реальные, а не паркетные, — ему это подтвердили и объяснили.

Разговоры о «спецоперации» остались для прикрытия перехода к войне, для внешнего и внутреннего потребления. Для этого и был запущен мэм: «Все идет и развивается по плану».

Однако, планы изменились, структура командования и управления тоже изменилась. Управление операцией было передано Генштабу и кадровым военным. Казалось, что Шойгу и его замы-паркетчики были оставлены для произнесения речей, докладов, для парада, картинки. Казалось, что и Кремль отошел в сторону, оставив для себя политику, контроль за результатами, экономику и всю периферию за фронтом. А там было непаханое поле.

До начала спецоперации планировалось, что региональные украинские администрации и чиновники, в основном, останутся руководить своими регионами и городами, а также силовыми структурами в местных органах власти, прежде всего полицией. Теперь оказалось, что все они воевали с Россией и были практически полностью нацифицированы или запуганы. Заменить их, заполнить административную нишу было нечем. Нужно все это было готовить заново.

Более того, оказалось, что для этого нет ни кадров, ни ресурсов. Разрушения были такими, что многие города и поселки надо было отстраивать заново и налаживать жизнь в них практически с нуля. И для этого тоже не было ни кадров, ни ресурсов, ни системы, например, оказания гуманитарной помощи населению.  

И тут произошла вторая ошибка, которая и определила неудачный финал второго этапа для России…

                          Рационализм Путина как идеология переходного периода

В последние дни произошло несколько событий, которые показали, что, во-первых, в системе международных отношений уже произошли коренные изменения, которые стали необратимыми; во-вторых, в военном конфликте между Россией и Украиной наступает новый этап, который резко изменит ход войны, приведет к ужесточению конфликта, усилению потока беженцев в Европу и к втягиванию в него новых государств; и в-третьих, правительства теряют контроль над темпами нарастания мирового экономического кризиса, что в свою очередь неизбежно приведет к смене правительств и правящих элит во многих государствах мира. 

Одновременно происходят очень интересные процессы в идеологической сфере, принципиально меняя взаимодействия между идеями и реальной политикой.

Итак, начнем с изменений в системе международных отношений.

Слом системы управления миром и легитимизация конфликта цивилизаций               

О разделе мира на зоны влияния на основе цивилизационных блоков и необходимости перестройки международных отношений с учетом стратегических интересов основных цивилизаций мира, я начал писать больше года назад, в начале 2021 года.

В декабре 2021 года, по результатам состоявшихся тогда переговоров между лидерами США, России и Китая, я написал, что эти переговоры запустили процесс создания новой архитектуры международных отношений, что новая система международных отношений будет построена на основе равноправного участия в управлении миром великих цивилизаций, прежде всего западной, русской, китайской и индийской, к которым присоединятся и другие мировые цивилизации, обладающие потенциалом, который позволяет им влиять на важнейшие политические и экономические процессы в мире.

В этот период получили ускорение процессы консолидации, в частности, латиноамериканской, арабской и тюрской цивилизаций. Так, несмотря на экономические трудности Турции, пытаясь не опоздать к «моменту истины», в последние годы Эрдоган делает всё возможное чтобы нарастить потенциал тюрской цивилизации, с Турцией как ее центром. Особенно резко усилились интеграционные процессы в Латинской Америке, которая все больше становится не только самостоятельной, но и влиятельным цивилизационным макрорегионом с мощным экономическим и политическим потенциалом.

Однако, тогда в официальных документах, заявлениях и правительственных сообщениях конкретной информации о решениях по созданию новой архитектуры международных отношений не было. Мое мнение ставилось под сомнение политическими комментаторами и политиками на Западе и в России, а те, кто соглашались со мной, рассматривали мое мнение как возможный вариант развития, который на тот момент своего подтверждения не находил.

15 июня 2022 года, в день рождения Си Цзиньпина, процесс создания новой системы международных отношений получил свое подтверждение и стал историческим фактом.

В тот день состоялся телефонный разговор лидеров Китая и России. По итогам разговора, Кремль сообщил о том, что Россия и Китай выступают с единых или весьма близких позиций и «добиваются построения подлинно многополярной и справедливой системы международных отношений.»

Со своей стороны, китайские государственные СМИ также сообщили о том, что Си Цзиньпин во время разговора с Владимиром Путиным подчеркнул, что Китай стремится вместе с Россией содействовать формированию «более справедливого и рационального международного порядка и (системы) глобального управления.»

Через два дня после этого телефонного разговора Путин выступил на Петербургском международном экономическом форуме, где он подчеркнул, что эпоха однополярного мира завершилась, что коренные изменения являются естественным ходом истории, поскольку цивилизационное многообразие планеты, богатство культур трудно сочетать с политическими, экономическими и другими шаблонами…»

Это были первые четкие заявления лидеров двух ведущих государств мира, представителей двух влиятельных мировых цивилизаций о том, что идеологические и моральные стандарты, правила и, как выразился Путин, «нормы делового оборота и международных отношений» не работают, если они «навязываются из одного центра».

Система международных отношений, основанная на том, что одна цивилизация, «одна, пусть и сильная держава с ограниченным кругом приближённых», навязывает другим цивилизациям, в том числе ведущим мировым державам, «нормы и шаблоны» в их внутренней политике, а также в международных отношениях, является «определенно неустойчивой».

С точки зрения Путина, такая система не может устойчиво и эффективно работать, потому что «изъян заложен в самой идее», на которой эта устаревшая система создана. Следовательно, новая система международных отношений должна формироваться на новой идее, которая учитывает, «что за последние десятилетия на планете сформировались… новые мощные центры. Каждый из них развивает свои политические системы и общественные институты, реализует собственные модели экономического роста и, конечно, имеет право на их защиту, на обеспечение национального суверенитета.»

Анализируя эти выступления Путина и Си, можно выделить следующие основные опорные моменты нового подхода, уже согласованного лидерами «группы восставших»:

  1. Однополярный мир работал неэффективно, он перестал устраивать Россию, Китай, Индию и другие мировые цивилизационные центры, которые отказались от развития по правилам и «шаблонам» Запада и развивают свои собственные общественно-экономические системы, которые учитывают и базируются на культурном, историческом и идеологическом богатстве и традициях каждой из цивилизаций.
  2. Западная цивилизация, во главе которой стоят США, еще является самой мощной в мире, но уже не может навязывать свои взгляды, правила, «шаблоны» и интересы другим мировым цивилизациям, которые превратились в центры развития альтернативных систем, культур и идеологий и приняли решение совместно отстаивать право каждого на суверенитет.
  3. Западной цивилизации предлагается отказаться от менталитета колониальной империи и сесть за стол переговоров для выработки новой системы управления миром и новых принципов международных отношений. Если Запад будет продолжать отказываться от этого предложения и пытаться сохранить свое доминирование, то Россия, Китай и те, кто к ним присоединился или присоединится, готовы отстаивать свой суверенитет и свои права всеми возможными методами, вплоть до военных.
  4. К управлению мира могут быть допущены только центры мировых цивилизации, только крупные державы. Более мелкие государства, по выражению Путина, «группы допущенных», которые не являются самодостаточными государствами, должны войти в один из цивилизационных регионов, находиться под управлением и контролем цивилизационных центров и иметь возможность участвовать в управлении миром опосредованно, через центральные державы.
  5. Старая идея, на которой была создана система управления международными делами, предполагающая управление миром одной доминирующей цивилизацией, навязывающей свои идеологии, приоритеты и правила в экономике и политике, образовании и культуре, должна быть заменена на новую идею, которая базируется на равноправии крупнейших цивилизаций, гарантиях их суверенитета и равной стратегической безопасности.

Раскол мира, хотя пока и неформальный, проявился в реакции стран на призыв ввести против России жесткие санкции. Население стран, которые не стали вводить жесткие санкции против России, превышает население стран западного блока, который ввел такие санкции, в шесть раз.

                                                                       

                              Идеология России и Китая переходного периода

Фактически, Путин и Си декларировали начало выработки не только новой системы, но и новой идеологии международных отношений.

Именно отсутствие идеологии, которую могли бы предложить восстанавливающие свои позиции в мире державы взамен или в противовес существующим идеям и теориям общественного развития, которые были созданы на Западе и доминировали в мире последние три века, являлось главной слабостью антизападного блока цивилизаций.

В условиях колониального подчинения или зависимости от Запада в области культуры, науки и образования, а также в сфере теорий общественного и экономического развития, противостоящие Западу цивилизации в течение последних веков принимали и примиряли на себя идеи западной демократии, либерализма, конкуренции и рыночного капитализма, демократического социализма, марксизма и другие теории, часто веря в то, что тем самым они встают на истинный путь развития и прогресса. Часто это было самовольное накладывание элитами на себя и на свой народ идеологической зависимости и подчиненности, следование за теми, кто был на тот момент более эффективным, уверенным и сильным.

Возникавшие противоречия между традиционными формами общественной жизни и основными положениями западных теорий решались путем отрицания, отказа, подавления, трансформации или разрушения традиционных форм общества, народных традиций, религий, правил и норм.

В результате этого процесса возникали гибридные общественные формы, системы политического управления и ведения экономической жизни, которые создавали и накапливали противоречия до момента, когда приходило осознание неэффективности импортированной западной идеологии, модели будущего или теории развития. Однако, если в результате этого осознания происходил социальный взрыв, то в результате него одна западная теория и модель заменялись другими, которые западная цивилизация как на конвейере.

В Китае и России процесс осознания и отторжения западных идей, в том числе демократии, либерализма, социал-демократии и традиционного марксизма, произошел в конце XX и начале XXI веков.

В России гибридная система, созданная в результате скрещивания западного марксизма и русской цивилизации,-  например, оригинальной русской системы местных Советов как вертикали власти с системой западной парламентской демократии и ее прямыми выборами в органы власти депутатов на партийной основе или подчинение общинной системы владения, производства и управления классовой теории с установлением диктатуры пролетариата с последующей концентрацией власти в руках партийной бюрократии, правившей от имени пролетариата и установившей диктатуру бюрократии и спецслужб, — начала отторгаться с конца 1940-х годов, когда Сталин, не видя будущего, не понимая, куда идет СССР, потребовал «создания новой теории», «развития идеологии» и заявил, что «без теории нам смерть».

В начале 1980-х, это осознание несостоятельности созданной на просторах Российской империи гибридной системы было отражено в статье пришедшего к власти в 1982 году Юрия Андропова, который написал выразившие идеологическую смуту того времени слова: «Мы не знаем, что мы построили и в каком обществе мы живем».

В середине 1980-х, после прихода к власти Горбачева, российская коммунистическая элита, деградировавшая и деградированная гибридной системой, прекратила попытки найти новый вариант марксизма и приняла решение об отказе от марксизма и разрушении СССР.

Именно российская часть коммунистической элиты, со свойственной русскому менталитету легкостью и готовностью идти на потери, выбрасывать и избавляться от ненужного, старого и обветшалого, провела распад СССР, не желая нести ответственность и бремя поддержки других республик. «Советская коммунистическая» бюрократия, потерявшая корни русской цивилизации, но не приобретшая способность западной демократии конкурировать в рамках законов и правил, с энтузиазмом променяла коммунистические идеалы на возможность приватизировать народное богатство и государственную собственность и превратила республики СССР в криминальные «гуляй-поля».

В новой России и в большинстве других государств на постсоветском пространстве идеологическую пустоту заняли прикрытые западные теории демократии, свободной торговли и рынка, которые в свою очередь показали элитам свою несостоятельность в конце ХХ века, когда стало понятно, что новая прозападная модель современного финансового глобального капитализма производит в русской цивилизации не столько блага и богатства, сколько коррупцию, беззаконие, криминал, безграничную зависимость от власти и бюрократии. Такая система была неспособна выжить. Именно тогда начались первые попытки российской элиты найти собственную новую идеологию.

Китай наблюдал за событиями в России и на Западе и, со свойственной китайской цивилизации неспешностью и вниманием к деталям, медленно, рационально, избегая развала и обрушения. Китай сконцентрировался на экономическом развитии, сохраняя основы социалистической системы с опорой на государственную собственность и одновременно развивая другие экономические формы, которые доказывали на практике свою эффективность в конкретное время и в конкретных отраслях. Марксизм превратился в аккуратно установленное на сцене знамя, в портреты и бюсты основоположников марксизма и лидеров коммунистической партии, за которыми правил рациональный подход к решению задач в политике и экономике.

В России попытки найти новую идеологию казались поначалу пустой затеей. Выдвинутые кремлевскими теоретиками-любителями и манипуляторами-профессионалами теории «суверенной демократии», «демократического суверенитета», «глубинного консерватизма» и подобные им идеологические «выкидыши» не прижились, и серьезно никем не были восприняты. С разочарованием обитатели Кремля были вынуждены признать, что создать новую теорию русского суверенного общественного развития пока не получилось. Русского Махатмы Ганди в Кремле или рядом не было…

Однако, жизнь в России и мире не останавливалась. Владимиру Путину досталась гнилая страна, потерявшая ориентиры, превратившаяся в «гуляй-поле» после десяти лет криминального беспредела, кровавых внутренних войн и дележей богатств, созданных в предыдущие эпохи, боев за землю и природные ресурсы, а главное за власть.

С 1991 года по 1998 год в России в криминальных разборках и боях, согласно официальным данным МВД России, ежегодно в среднем погибало 36 тысяч молодых людей, в три раза больше, чем за 10 лет войны в Афганистане… Это число тех погибших, которые были признаны убитыми в боях между бандами… А были еще внутренние войны, политические разборки и чистки, исчезновения и убийства по политическим мотивам, которые по сводкам МВД не проходили…  

Проблемы нарастали, кризисы сменялись периодами развития, которые быстро завершались кризисами, очередными дележами и разборками. Элиты раскалывались на кланы, которые захватывали «поляны», отрасли, собственность, рынки, государственные структуры и службы, банки, части и целые потоки государственного бюджета. Кланы боролись с кланами, с криминальными группировками, иногда сотрудничали, договаривались, а потом опять конфликтовали.

На идеологическом поле тоже царило «гуляй-поле», которое иногда выглядело как мертвая помойка. То, что казалось правильным и передовым, оказывалось ошибкой, не имеющей перспективы, неспособной к развитию. То, что казалось слабым и ненадежным, неожиданно вызревало и начинало работать. Авторитеты, в том числе западные советники, говорили и писали заученное когда-то или услышанное и заимствованное, а реальность показывала другое.

Одновременно оказалось, что западные идеи демократии, либерализма и капиталистического рынка ничего не могут предложить взамен выброшенных вместе с марксизмом коммунистических идеалов, этики и образов будущего. Лишенные нравственных опор и идеалов, народы на территории бывшего СССР обратились кто к религии, кто к национализму.

Именно в те годы наступил период расцвета национализма, который был единственной идеологией, которая цементировала новые независимые государства, никогда не существовавшие, не способные эффективно и интенсивно развиваться, элиты которых погрязли в коррупции, дележе полученных богатств. Сказывалось и то, что на протяжении всей истории СССР большинство республик существовали и развивались за счет донорской помощи из Москвы. Из пятнадцати советских республик только две были донорами – Российской Федерации и Белоруссия, остальные существовали и развивались за счет дотаций из бюджета СССР, в том числе Украина, где в советские времена был самый высокий уровень жизни.

Национализм бывших республик СССР отделял их от России. Затем начался процесс превращения их во вражеское окружение России. Однако, и в самой многонациональной России национализм оказался опасной болезнью. Нужно было выходить из кризиса межнациональных отношений, в том числе через внутренние войны и спецоперации.

Не имея теории, не понимая, куда надо идти, что имеет перспективы развития, а что умрет в любом случае, Путину было трудно принимать политические решения, выбирать пути, определять, кого надо поддерживать, а кого отдавать на заклание. Жизнь решала за себя сама. Кланы решали свою судьбу в борьбе с друг другом.

И в этой ситуации Путин выбрал роль арбитра, того, кто находится над схваткой, кто позволяет двигаться и бороться всем со всеми. Он отдал другим ответственность за их же будущее.

Задача главы государства — арбитра состояла в том, чтобы, не вмешиваясь в происходящее, наблюдать за тем, что происходит, и ждать момента, когда можно будет понять, на кого можно и надо поставить, кого поддержать, кто сможет принести пользу государству. Вмешиваться было необходимо лишь тогда, когда коренные интересы государства требовали определенных и понятных действий. А интересы государства и пользу обществу определял Центр власти, сам арбитр.

Путин опирался на свой клан, небольшую команду тех, кого он знал, кому доверял и кого контролировал. Он и его клан сформулировали несколько принципов, которые должны были неукоснительно соблюдаться в путинской России, например: «Делай, что хочешь, но не создавай проблему для Кремля». Были и более жесткие и жестокие принципы. Нарушившие эти принципы подлежали жесткому наказанию.

Удивительно, но считая, что создать новую идеологию в России пока не получилось, что создавать идеологию некому, Путин и его ближайшее окружение выработали сами новую идеологию, именно ту, которая оказалась работающей достаточно эффективно в огромной стране, раздробленной клановостью и нарастающим национализмом, погрязшей в коррупции и пережившей криминальную революцию 1990-х годов.

Это идеология оказалась также достаточно эффективной в период нарастающего хаоса в мировых отношениях, в период деградации элит, в период, когда западные идеи превратились в фетишизмы и догматы, которые отторгались народами России, народами бывшего СССР и третьего мира.

И этой идеологией стал рационализм, подчиненный интересам властного Центра государственной системы – Московскому Кремлю. 

Идеология рационализма предполагает поддержку действующих групп, сил, проектов, которые уже доказали способность принести гарантированно или с большой вероятностью необходимый Центру власти результат.

Идеология рационализма требует отказа от любых действий, которые не гарантируют нужных результатов и последствий. Рационализм требует выжидания, выдержанности и осторожности в случае неясности или неопределенности, исключает принятие любых поспешных решений и действий, в том числе тех, которые могут принести негативные последствия. Лучше не делать ничего, чем стрелять, целясь во врагов, но рискуя попасть себе в ногу.  

Идеология Рационализма требует длительной и тихой проработки вариантов и планов решения проблем и предполагает тщательную подготовку всех возможных вариантов и учет последствий.

Идеология Рационализма требует неспешности, скрытности и тишины до момента, когда можно и нужно показать уже полученный результат.

Идеология рационализма позволяет максимально избегать метаний, идеологических ошибок, совершения действий по достижению невозможного или ненужного, нежизнеспособного, минимизировать усилия, потери, избегать риски.

Эта идеология позволила Кремлю с 2000 года сконцентрироваться на реальных интересах, достижимых целях и результатах и начать медленное восстановление России в интересах, прежде всего, правящего клана и кланов «допущенных», с последующим ростом благосостояния населения, что вернуло государству и обществу стабильность. Рационализм позволил тихо и эффективно провести возрождение военно-промышленного комплекса, что позволило России вернуть себе позиции одного из мировых лидеров.

Однако, как оказалось, рационализм как государственная идеология имеет и отрицательные стороны, несет в себе негативный потенциал, который в определенных условиях может приносить неприемлемый ущерб.

Во-первых, рационализм не гарантирует исключение принятия ошибочных решений. Решения, принимаемые с позиций рационализма, зависят практически полностью от получаемой информации, от источников информации, от системы отбора, поставки и допуска информации в Центр власти. Ограничение или неправильный отбор информации приводит к принятию ошибочных решений.

Во-вторых, выбор, поиск и принятие решений подчинены и ограничены интересами клана, который находится у власти, и кланов, которые имеют, по выражению самого Путина, статус «приближенных» или «допущенных». Интересы большинства населения, народа оказываются за пределами внимания Центра до тех пор, пока не возникает явная угроза социального или политического возмущения. Таким образом, создается обширное поле социальных и экономических напряжений вне зоны постоянного контроля Центром власти.   

Рационализм ограничивает зону эффективного действия системы управления государством, подчиняя всю систему «ручному управлению» из Центра, в том числе ветви власти: судебную, законодательную, экономическую, информационную, региональную.

Рационализм упрощает и сужает сферы деятельности Центра власти и государства в целом. Подчиненный интересам Центра власти, сконцентрированный на интересах правящего клана, рационализм ограничен в способности получать информацию, оценивать ситуацию и происходящие процессы, воспринимать и правильно реагировать на идеи, в том числе на те, которые открывают широкие перспективы. Рационализм резко ограничивает возможность Центра правильно реагировать на идеи, которые предлагают нестандартные решения и действия.

Рационализм практически исключает видение будущего, за исключением краткосрочной и, ограниченно, среднесрочной перспективы, резко сокращает информационные и пропагандистские возможности, отводит образованию, здравоохранению, а также культуре, искусству, творчеству второстепенные роли, ставя их в подчиненное положение.

Чем более спокойный и благополучные период проходит государство, в котором рационализм стал государственной идеологией, тем менее эффективно оно работает и решает проблемы. Чем более трудный, опасный и конфликтный период проходит государство, тем в большей степени раскрываются сильные стороны рационализма.

Именно этим объясняется тот факт, что у многих людей в России, воспитанных в эпоху идеологии коммунизма, нацеленной, прежде всего, на перспективы развития человеческого общества, предполагающей решительность, дерзость, героизм сторонников, периодически создается впечатление, что Путин не только не имеет идеологии, но что он нерешителен, постоянно запаздывает, слишком мягкий и даже слабый руководитель. Именно поэтому поддержка Путина в России резко возрастает в периоды, когда в Кремле принимаются неожиданные и жесткие решения, направленные на защиту интересов России.

                                                                                                                                          «Обратно в СССР» или «Обратно в будущее»

На Петербургском мировом экономическом форуме вслед за Владимиром Путиным выступил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, который говорил о проблемах, и к удивлению многих, он говорил очень отрыто.

Токаев четко обозначил свою позицию по основным проблемам, в том числе и по Украине, заявив в присутствии Путина, что Казахстан считает международное право устаревшим и противоречивым, особенно в области прав наций на самоопределение и отделение и принципа нерушимости границ государств. Исходя из собственных интересов, заявил Токаев, Казахстан выбирает принцип нерушимости границ, а потому не может признать независимость «квази-государств на Донбассе».

Это было сказано не только в присутствии Путина, но и руководителей и представителей этих самых «квази-государств», ДНР и ЛНР. Для большинства присутствовавших это было неожиданным и шокирующим заявлением, но не для Путина. Было видно, что Токаев заранее согласовал с Путиным это заявление.

Удивительного в этом ничего нет. С одной стороны, Казахстан помогает России в том, в чем может, прежде всего в противостоянии санкционному давлению Запада, хотя официально стремится не нарушать введенные Западом против России санкции, и в преодолении последствий санкционного давления. Товарооборот между Россией и Казахстаном за время действий западных санкций возрос на 40 %, и темпы роста товарооборота нарастают. С другой стороны, раздражать и провоцировать Запад без повода Токаев не стремится, понимая, что эти «квази-государства» просуществуют ограниченное время и будут интегрированы в РФ по итогам военной спецоперации России в Украине.

Рационализм как государственная идеология занял свое место не только в России, но и в других странах бывшего СССР, потеснив национализм, который стал доминирующей идеологией в некоторых из них, например, в той же Украине.

Лидерам в странах бывшего СССР понятно, что национализм создает угрозу не только русским в этих странах, но и России как центру восстанавливающейся, возрождающейся цивилизации. Опора на национализм как идеологическую основу неизбежно приведет к превращению любой страны в «анти-Россию», во «вторую Украину».

Токаев, как и большинство других лидеров, не хочет, чтобы Казахстан шел по пути Украины. Он принимает рационализм как государственную идеологию, сжимая разросшийся за время правления Назарбаева национализм казахов. Украинизация Казахстана ему не нужна.

Токаев понимает, что рационализм может быть принят как государственная идеология на всем постсоветском пространстве, что это становится безальтернативной перспективой и сохранится до тех пор, пока не появится новая идеология, принятая Московским Кремлем как государственная, которая затем будет принята союзниками Москвы и начнет распространяться на страны нового «русского» макрорегиона.

И именно поэтому слова президента Казахстана о непризнании пророссийских республик Донбасса были не самым значимой частью выступления президента Казахстана в Петербурге. С моей точки зрения, самым важным было обозначение Токаевым новых возможных границ цивилизационного макрорегиона, который когда-то назывался «русским миром». И я уверен, что названные им границы были также согласованы с Путиным…

Продолжение следует

 

 

 

 

 

Теги Россия Британия Украина Идеология
Пабло Эскобар - кража могильных плит
Пабло Эскобар - кража могильных плит
«Овцу можно стричь много раз, но снять кожу – лишь единожды».
«Овцу можно стричь много раз, но снять кожу – лишь единожды».
Как сирота из СССР стала богатейшей русской женщиной в мире
Как сирота из СССР стала богатейшей русской женщиной в мире
Я пытаюсь объяснить, что наличие меня в течение двух недель травмирует их еще больше, но ...
Я пытаюсь объяснить, что наличие меня в течение двух недель травмирует их еще больше, но ...
Подвал

ПОЧЕМУ ТУПОСТЬ ПОБЕЖДАЕТ?

Extraction_of_the_Stone_Hieronymus_Bosch

Часто возникает ощущение, что вокруг медузоподобные тупицы и буйнопомешанные идиоты, причем их концентрация наверху просто зашкаливает? На то могут быть две причины:

1. У вас завышенная самооценка и потому вы неадекватно оцениваете окружающих.

2. Вне зависимости от первого сейчас действительно золотое время для идиотов, причем это характерно не только для деградирующего постсовка, такова общемировая тенденция. И если все свести к единому знаменателю, то можно сделать следующее заключение, что на фоне происходящей трансформации всего общества нашей планеты, руководство страны - ее элита   или  Кремль  не отвечают по своим интеллектуальным показателям уже сложившейся ситуации и предопределенным будущим вызовам и событиям как в стране, так и мире.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

подробнее